/> Виктор Хаменок: Форум Будущего

Виктор Хаменок: Больше, чем в необходимость прогресса, я верю в гениальность человека

Самые большие ожидания от технологического прогресса человек всегда связывал с роботами, которые возьмут на себя всю самую тяжелую и скучную работу, и тем самым освободят человека для настоящей жизни. Для творчества, развития, поиска себя.

Всю свою жизнь я мечтал быть частью этого прогресса. Мечтал всегда настолько, что как только почувствовал силы и возможность что-то в этом плане сделать, я оставил бизнес, который старательно строил 10 лет (в прошлом Виктор — основатель и CEO компании Belprime. Компания занимается разработкой решений в области поисковой оптимизации и интернет-маркетинга. Ее продуктами пользуются 400+ тыс. интернет-маркетеров в 153 странах мира). И начал новый проект — в области робототехники.

О вековом соперничестве роботов и людей

 

Человек всегда испытывал к роботам двойственное чувство. С одной стороны, страстно желая их появления, с другой — опасаясь потерять из-за них работу. Страх потерять работу был настолько силен, что часто выливался в протесты. Иногда массовые, как известные всем волнения луддитов, иногда поменьше. История показывает, что страх потерять работу был необоснованным: каждая промышленная революция создавала больше рабочих мест, чем забирала. Так продолжалось 200 лет.

Так почему сейчас ученые, экономисты, социологи снова заговорили о том, что технологическая безработица становится реальной? О том, что не 5, не 10, а 47% рабочих мест у человека вскоре заберут машины?

Причина в том, что в XXI веке машины стали по-настоящему умны. Они умеют видеть, слышать, читать, писать и даже принимать решения не хуже, чем обычный человек.

Наверное, самый яркий пример — суперкомпьютер Watson фирмы IBM. 5 лет назад он выиграл в американской телевикторине «Своя игра» с разгромным счетом. Его соперниками были Кен Дженнингс, который выигрывал в этой игре 74 раза подряд, и Брэд Раттер, который выиграл 4,5 миллиона долларов — больше, чем любой другой участник.

Еще один пример: 20 лет назад по заказу министерства обороны США был разработан суперкомпьютер ASCI Red мощностью в 1,8 терафлопс. Он был размером с теннисный корт, он пожирал энергию как тысяча квартир. А спустя 8 лет появился другой компьютер — с такой же мощностью. Он был размером с большую книгу, потреблял энергии как две лампочки накаливания, стоил меньше 4 сотен долларов и назывался Sony PlayStation 3. Буквально через год Sony отчиталась о продажах 3,5 миллионов своих консолей, а проект «суперкомпьютер ASCI Red» был закрыт.

viktar-khamianok probusiness

 

Об удвоении мощностей

Основатель компании Intel Гордон Мур полвека назад сформулировал закон: каждые полтора года мощность компьютерного процессора удваивается.

Чтобы с разобраться в том, много это или мало, уместно вспомнить хорошо известную легенду «О рисе и о шахматной доске». Когда изобретатель шахмат пришел к правителю своей страны, тому так понравилась игра, что он разрешил выбрать за нее любую награду. Изобретатель попросил лишь риса на пропитание своей семьи. Он попросил положить одно рисовое зернышко на первую клетку доски, на вторую положить 2, потом 4, 8, 16, 32, 64… Правитель согласился, хотя и оскорбился ничтожностью награды. Но чтобы заполнить рисом всю доску, нужно было больше зерен, чем вырастило человечество за всю историю.

 

Что делать, когда роботы заменят людей

Рассмотрим несколько вариантов.

1. Отказаться от инноваций. Простое, радикальное и одновременно худшее решение, которое не приемлют даже самые отъявленные технопессимисты. Отказ от инноваций означает отказ от прогресса — в медицине, транспорте, коммуникациях, промышленности — том, что составляет благосостояние человека.

2. Обеспечить безусловный доход. Когда любому гражданину государство платит деньги вне зависимости от того, работает он или нет. Это как налог на тунеядство у нас в стране, только наоборот.

Признаюсь, я человек, который родился в стране социалистической и выросший в государстве социально ориентированном, смотрю на эти эксперименты очень настороженно. Идея того, что можно забрать деньги у того, кто много работает и отдать тем, кто работать не хочет, не вызывает у меня энтузиазма. Мне кажется, такой подход уменьшит мотивацию трудиться и у одного, и у второго.

Однако эксперименты, которые сейчас проходят в Африке, Голландии, Финляндии, говорят о том, что меньше 10% процентов людей, у которых закрыты потребности в жилье, еде, одежде, перестают работать. Остальные продолжают заниматься своим любимым делом или находят дело, которое им по душе. Например, творчество или волонтерство.

3. Сократить рабочее время. Еще 100 лет назад крестьянин в поле и рабочий на заводе работали по 70 часов в неделю.

6-часовой рабочий день и 4-дневная рабочая неделя уже не редкость во многих странах Европы. Однако экономисты говорят: чтобы работы хватило всем, мы будем вынуждены снизить количество часов до 20 или 15 в неделю.

4. Переосмыслить образование. Все предыдущие варианты вызывают много споров. Но никто не спорит о том, что мы должны переосмыслить, чему и как мы учим своих детей.

Мы должны учить детей искать новую информацию, адаптироваться и развиваться. Должны учить тому, что, несмотря на весь технический прогресс, машины смогут дать нам еще не скоро. А именно – креативности, состраданию и человечности.

Сегодня в ситуации, когда половина информации первого курса устаревает к третьему, мы точно не можем обучать студентов вчерашним технологиям или даже технологиям сегодняшнего дня. Мы должны их учить тому, что будет работать завтра.

viktar-khamianok probusiness

 

Коллабоативные роботы Rozum Robotics

1